В браузере ОТКЛЮЧЕНА возможность использовать CSS (каскадных таблиц стилей), или ваш браузер не поддерживает действующих веб-стандартов. Поэтому Вы не видите оформление сайта.


Рекомендуем включить поддержку CSS или обновить браузер.

Внимание: использование данного материала
только с письменного разрешения «Методики Н.Зайцева»

Методики Н.Зайцева • Официальный сайт Николая Зайцева.

Методики Н.Зайцева • Официальный сайт Николая Зайцева.
обучение чтению, математике, русскому и английскому языкам

Методики в СМИ • Интервью

Поиск    

вселюбые словафраза

facebookвконтактеyoutubeгостевая книганаписать письмофорумподпискакак купить пособия? 

Карфаген должен быть разрушен!

Журнал Russian-American Business

, март, 2008


Russian-American Business

Николай ЗАЙЦЕВ — ведущий специалист Негосударственного образовательного учреждения дополнительного образования, постоянно живет в прекраснейшем Санкт-Петербурге. Это официально. Но в России, да и у нас в Америке его знают просто как основателя передовой образовательной программы Методики Зайцева. По его методике дети начинают читать в два-три года. Несколько раз Зайцев со своими семинарами приезжал в США, где выступал в университетах и на конференциях. Корреспонденты «Русской Америки» лично были свидетелями того, как американские студенты, не знающие русского языка, через полчаса занятий вместе с Зайцевым начинали читать.



МД: В чем заключается Ваша философия?

НЗ: Философия? — Пусть будет философия…
Невиданные темпы технического прогресса, урбанизации, почти поголовный (во многих странах) охват образованием изменили мир. Но… Пятьдесят-шестьдесят лет назад третьеклассники почаще книги в руках держали, писали грамотнее, считали быстрее.
Объём изучаемого материала увеличился? — Да нет, всё та же элементарная грамматика с математикой. Уровни даже снижены.
В учебниках для пятого класса теперь задачки, которые раньше, не мудрствуя лукаво, решали в уме во втором: «Найдите значение выражения 127 минус k при k равном 57, при k равном 96». Чтоб дети не пугались, надо объяснять, что это всего лишь 127–57 и 127–96.
На начальную школу трёх лет уже не хватает («Дети страдают от перегрузок»), тот же объём материала, что и раньше, теперь за четыре года едва успевают проходить.
Геометрию начинали изучать в шестом классе, теперь в седьмом.
Даже достижения цивилизации, полвека назад казавшиеся бы чудесами (аудио, видео, калькуляторы, компьютеры, красочная полиграфия, интерактивные доски и проч.), не помогают. Прикрепление психологов к каждой школе и непременное их участие в создании учебников (сколько надежд возлагалось!) тоже не спасают.
Что происходит? Дети поглупели?.. А может…
Чуть что, сразу детей начинают подозревать и обвинять, обидные диагнозы им придумывать. Почему не педагогических учёных? и не им диагнозы ставить?
Общество кардинально изменилось, а методики обучения? — Принципиально не отличаются от тех, что были в конце XIX века.
В XXI веке наши дети, теряя здоровье от перегрузок (о чём красноречиво свидетельствуют данные медицинских обследований), за учебный год с трудом выучиваются читать, осваивают сложение и вычитание только в пределах двадцати.
Под аккомпанемент восторженных разговоров о «развивающем» обучении.
Первая международная конференция по вопросу о мировом кризисе образования состоялась в 1967 году в США. Признали, что кризис существует. Мировой.
Выход, похоже, мир всё ещё ищет. Из политических деятелей ближе всех к истине был Росс Перо, кандидат в президенты США. Отвечая на вопросы избирателей (1991 г.), он однажды сказал: «Я вкладывал деньги в образование. Уходят, как вода в песок. Понял, что нужно поддерживать революционные программы».
До сих пор жалею, что не его в 1992-м выбрали.


МД: Почему, Николай Александрович? Вам-то, в России, извините, что?

НЗ: За педагогику обидно. И прецеденты должны быть. Хорошо даже, если в США. Тогда и у нас быстрей поймут.
Действительно, нужно внимательнее изучать передовой педагогический опыт, поддерживать, изучать, популяризировать его. Тогда и выход из кризиса быстрее найдём, и методики, соответствующие уровню развития современных детей, условиям и особенностям восприятия ими весьма изменившегося (по сравнению с XIX веком) мира.


МД: Нужно ли так рано, как Вы рекомендуете, начинать обучение чтению и счёту?

НЗ: А рисованию, лепке, пению, музыке — не рано? Чему только детей с года, полутора, двух лет не обучают. И иностранным языкам, и на скрипке играть.
Малышей можно обучать чему угодно при одном непременнейшем условии.
Великий японец Масару Ибука, основатель корпорации «Сони», в своё время профессор, президент «Японской ассоциации раннего развития», в книге «После трёх уже поздно» так его определил: «Малыш с жадностью запоминает то, что ему интересно», «Детский психолог Сейширо Аоки специально исследовал образование таких понятий у ребёнка, как «хорошо» и «плохо», и пришел к выводу, что «хорошо» для ребёнка — это то, что интересно и увлекательно».


МД: А то, что неинтересно, т. е. скучно, — плохо. Значит, и учиться этому не стоит. Николай Александрович, так это не только для трёхлеток справедливо.

НЗ: Согласен. Чуть не все школьники так считают. Да и студенты, пожалуй.
В три года, а то и в два, дети проявляют устойчивый интерес к буквам, цифрам, чтению, счёту. Он возникает, вероятно, когда мы читаем им книжки; пересчитываем пальчики, конфеты, яблоки, ступеньки; пишем печатными буквами их имена, МАМА, ПАПА, другие слова; показываем картинки с надписями.
Если дети проявляют к этому такой интерес, почему бы не удовлетворить его? А не отмахиваться: потом, потом, вот когда пойдёшь в школу… И делать это так, чтобы ребёнку было хорошо, т. е. интересно и увлекательно.


МД: Почему раннее приобретение навыков чтения и счёта так важно?

НЗ: Не стоит, думаю, объяснять, что ребёнок, рано освоивший чтение и счёт, получает толчок в развитии, новые ключи к открытию и осмыслению мира.
Интересно другое. Дети настолько ярко проявляются при обучении чтению и математике по нашим методикам, что буквально через 2-3-4 занятия педагоги без специальной психологической, дефектологической и прочей научной подготовки легко определяют «быстрых» детей, т. е. чрезвычайно способных к обучению, и «медленных».
Выявляются и «очень быстрые», в 7 лет приступающие к обучению по нынешним программам пятого класса и заканчивающие школу в 13, а ВУЗ в 18 лет. Примеров достаточно.
«Медленные» постепенно догоняют «средних» и даже, по результатам тестирования (собеседований) поступают в престижные школы. Ничего удивительного: мозг ребёнка гибок, пластичен, чем раньше обнаружим, что малыш где-то, в чём-то «тормозит» (с кем не бывает?), тем легче это будет поправить. Через 2-3 года уже труднее будет, дольше, дороже. А то и поздно.
Родительская, воспитательская, учительская, частная практика работы по нашим методикам вот какие сюрпризы преподносит: обучают чтению, математике, выводят в речь детей со сложнейшими психофизическими диагнозами и официально (т. е. на основании заключений компетентных специалистов) признанных необучаемыми. Примеров более чем достаточно.


МД: Если чисто технически ребенок научился читать, будет ли он читать практически?
Готов ли маленький ребенок воспринимать читаемый им текст?
Запоминает ли он его? Понимает ли написанные инструкции?

(В Америке в конце 80-х провели исследование. 40% выпускников средних школ, пошедших в Военно-морской флот, оказались функционально безграмотными. То есть буквы-то они знали, и читать вроде тоже могли, а написанные инструкции выполнять не могли: написанный текст не был понят.)

НЗ: Чтение начинается с первого самостоятельно прочитанного слова. Потом будет второе, пятое, десятое.
В 11 месяцев девочка, собравшись с духом (по лицу было видно), оттолкнулась от дерева, за которое держалась, сделала 4 шага, на пятом упала на руки маме. «Начала ходить!» — обзванивают счастливые родители бабушек, дедушек, друзей. И действительно, с каждым днём всё увереннее дочка ходит.
В 2 года 1 месяц прочитала на вывеске первое слово: КВАС. И занимались-то с нею минут по 10-15 в день, бывало и не каждый: играли с нашими кубиками, кое-что в таблице на стене показывали, песенки пели. Обучение чтению с пением непременная составляющая наших методик.
Четырёхлетки — 100 раз демонстрировал на своих курсах — начинают читать (прочитывать слова) на третьем-четвёртом не более чем сорокаминутном занятии (с двумя небольшими перерывами для отдыха).
С первоклассниками на четвёртом-пятом уроке начнём такие, примерно, диктанты писать (кубиками или указкой по таблице):

     Кто над нами вверх ногами? — Муха.
     Что за обедом всего нужнее? — Рот.
     На горе шумит, под горой молчит. — Лес.
     Кто родится с усами? — Котёнок.

Без ошибок (дети сами исправлять их будут), с заглавными буквами и знаками препинания в нужных местах. Для начала 2-3 диктанта за урок, через месяц-другой хоть 10.
В методическом руководстве к «Кубикам Зайцева» 300 загадок и 100 скороговорок для таких диктантов и много другого материала, необходимого в работе с детьми.
Ваши вопросы предполагают вот что: не задержится ли ребёнок на прочитывании отдельных слов, словосочетаний («железная дорога», «подводная лодка»), коротких предложений и микротекстов?
Непременно задержится, и чтение не полюбит, если ему буквы на протяжении 110-115 уроков показывают, да закрепляют их в специально составленных маловразумительных предложениях и текстах:

     У мамы Рома. Рома мал. Мама умыла Рому. Рома мил.
     У Гены и Геры игра. Они герои. Галя милая. У неё игла.
     Са-са-са — в лесу бегает лиса. Со-со-со — у Вовы колесо. Ос-ос-ос — на поляне много ос.

Примеры взяты из московской «Грамоты» 2003 года для первоклассников (учебник такой, как бы букварь с математикой).
Да и придумаешь ли что-нибудь интереснее, если перед тобой задача: буквочку детм показать, да 3-5 дней её позакреплять? С соответствующими домашними заданиями.
Опять скучно — значит, неправильно. Давно пора понять, что «Мы столкнулись лицом к лику с детьми дистанционного управления, мыши и джойстика. Они терпеть не могут бездействия». И медленных темпов продвижения в учёбе, от себя добавлю. «Школа — это медленное время, в противоположность заппингу, и это делает скуку неизбежной» (К.Керделлан, Г. Грезийон, «Дети процессора»).
Безусловно, нужно думать о более быстром выходе в текст, книгу, пересказ, о привитии любви к чтению. Но формат интервью, как говорится… Всё найдёте в методических руководствах к «Кубикам» и «Русскому для всех».
«Русский для всех» — грамматика. Интереснейший, оказывается, предмет (и дети так считают!), если его несколько иначе преподавать.
Я ещё не ответил на Ваш военно-морской вопрос. С конца 80-х почти 20 лет прошло. Интересно бы аналогичное исследование ещё раз провести. Выяснилось бы, стали ли «дети процессора» лучше разбираться в инструкциях? Если нет, — тогда совершенно ясно: Карфаген должен быть разрушен. Виноват, методики обучения должны быть изменены.
Правда, вот что нужно учесть: современное военно-морское судно — сложнейший технический объект. И инструкции там непростые. Не всякий отличник разберётся. А может, ещё и весьма специфическим языком изложены. Как задачки для пятиклассников: «Найдите значение выражения…»


МД: Несколько вопросов по практике обучения.
Движетесь ли Вы маленькими шажками, ориентируясь на посильные задания?

НЗ: Человеку, не знакомому с нашими методиками, шаги могут показаться семимильными. Знакомому — вполне естественными. И остальные движения тоже: левое ухо чешем левой рукой, а не правой, просунув её сначала под коленку. Никакой суеты, сплошная эргономика. Поэтому и производительность учебного труда намного выше. Значит, экономим время для многих других важных дел: рисования, пения, физкультуры. Даже без домашних заданий можем работать.
Не только детям такая работа по душе. Взрослые обучаются чтению по нашей методике намного быстрее, чем дети. Ребёнок знакомится всего лишь с первой знаковой системой в своей жизни, а взрослый, как минимум, со второй или третьей: свой язык изучал да ещё какой-нибудь иностранный. В рамках семинаров в США четырежды проводил демонстрационные занятия по обучению чтению на русском языке с группами студентов и преподавателей, никогда до этого русский язык не изучавших. Первые слова (бумага, книга, стол, стул, лампа, таблица, кубик, кубики, ручка, ручки, карандаш, карандаши, окна, дверь, рубашка и проч.) группа начинала произносить и составлять из кубиков под мою диктовку (многократное повторение) минут через 12, а первое, до этого не произносившееся слово, без всякой моей помощи прочитывать через 23-27 минут. Время каждый раз фиксировалось. По окончании занятия все признавались, что хотелось бы так работать ещё.
Кстати, Марина, у Вас есть парочка друзей, присутствовавших на одном из таких занятий.


МД: Они мне рассказывали об этом. Применима ли Ваша методика только для группового обучения или может быть использована и при индивидуальной работе?

НЗ: Лет 10-12 назад был приятно удивлён, что мои курсы популярны среди гувернёров и репетиторов.


МД: Смешиваете ли в группах детей разных возрастов? Разных умственных способностей?

НЗ: Бывают такие быстрые четырёхлетки, что их приходится в группу к более старшим переводить. А умственные способности и возможности ребёнка при зачислении в группу как определишь? Они не столь очевидны, если это не крайние случаи, чтобы судить при первом знакомстве. Ребёнка в деятельности необходимо увидеть.


МД: Что делать с ленивыми и нерадивыми «пофигистами»?

НЗ: «Пофигизм», по большей части, есть форма протеста против «неправильных» методик. «Ученики научились скучать вежливо. Перемена состоит в том, что сегодня они выражают отсутствие интереса далеко не на том языке, который мог бы быть принят в школе: он стал вызывающим. Они слушают плеер, красятся, листают журналы посреди урока. В чём же причина этого отсутствия интереса?» («Дети процессора», с. 127).
Российские «пофигисты» очень на французских похожи. Наверно, и на американских. Они же все в «сети» день и ночь сидят, действия координируют. Неужели не чувствуете что «пофигисты» против нас, педагогов, что-то ужасное замышляют? И их всё больше становится.


МД: Нужно ли обучение «подслащать»?

НЗ: Это, типа, когда деточек надо почаще по головке поглаживать, «Умница!», «Молодец!», «Молодцы!» говорить?
Любят методисты с психологами такое учителям советовать. Вспомнили б лучше, что Иван Андреевич говорил: «За что же, не боясь греха, Кукушка хвалит Петуха?», «Я лишние хвалы считаю за отраву». И Саша Чёрный: «Тётя сидела на ветке, пикала: «Милые детки!» Вдруг зазвенел голосочек: «Сколько напикала строчек?»»
В учебных помещениях и классах чего только нет: мягкие игрушки, немягкие, аквариумы с золотыми рыбками, горшки с цветами, пальмы в кадках, воздушные шарики, флажки, телевизоры. Смотрите, дескать, мамы с папами да дедушки с бабушками, как мы ваших детей и внуков любим. У вас, поди, такого в детстве не было.
Да ни у кого такого не было, ни у греков с римлянами, ни у персов с китайцами.
Букварь или математику откроешь — 5-6 «смешных» зверюшек на развороте, клоуны, гномики, принцессы, каратисты, страшилы…
Через некоторое время учителя с психологами разведут руками: у вашего ребёнка дефицит внимания, ни на чём сосредоточиться не может.
Попробуй сосредоточься. Сплошной информационный шум вокруг.
И не по злому умыслу, ведь, «подслащают», а хотят сделать как лучше, из кризиса, в общем-то, выход ищут. Крикнет какой-нибудь доктор педнаук: «Знаю где выход! Это игровое обучение!» Все туда бросаются. «Действительно, как это мы раньше не подумали! На уроках скучно, никто ничего делать не хочет, а играть все любят, особенно дети. Значит…»
Пять лет играют, десять — не помогает. Чего только не пробовали: и мячик друг другу перекидывали (очень популярная «игра»), и учебно-лечебные сказки сочиняли, диалоги с куколками вели.
Я считаюсь игровиком (очень радовался, когда меня лет 15 назад в первый раз так назвали), знал «магистра игры» Юрия Павловича Филатова (ленинградца) и Бориса Павловича Никитина, со многими теперешними дружу; пишут даже, что я, «как никто другой, сумел встроить игру в учебный процесс»; сам с превеликим удовольствием работаю сейчас над созданием нескольких новых обучающих игр, но… Если бы меня попросили что-нибудь придумать для того, чтобы первоклассники без унынья и лени могли на протяжении двухсот часов знакомиться с буквами и осваивать сложение и вычитание в пределах десяти, как это предусмотрено Программами, я бы не согласился. Ни за какие деньги! Ни даже за гриф «Одобрено Министерством» (которого ни к одной из своих работ пока ещё не имею).
Да и невозможно придумать, такие Программы ничем не подсластишь, их нужно взрывать, расчищая пути к выходу из мирового кризиса в образовании.
Американские ваши программы не лучше наших министерских. Так что проблемы в этом отношении общие.


МД: Николай Александрович, вопросы ещё есть, но, как говорится, рамки жанра и объём нашего сборника…
Не согласились бы Вы продолжить беседу в одном из следующих его выпусков?

НЗ: Тогда до следующей встречи, Марина.

МД: Спасибо. До встречи.

Записала интервью Марина Даллниг.

Материал с сайта Журнал Russian-American Business


Методики в СМИ • Интервью • Журнал Russian-American Business, Карфаген должен быть разрушен!

Внимание: использование данного материала только с письменного разрешения «Методики Н.Зайцева»
Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog LiveInternet RosBizInfo.ru - Бизнес-Каталог товаров и услуг России