В браузере ОТКЛЮЧЕНА возможность использовать CSS (каскадных таблиц стилей), или ваш браузер не поддерживает действующих веб-стандартов. Поэтому Вы не видите оформление сайта.


Рекомендуем включить поддержку CSS или обновить браузер.

Внимание: использование данного материала
только с письменного разрешения «Методики Н.Зайцева»

Методики Н.Зайцева • Официальный сайт Николая Зайцева.

Методики Н.Зайцева • Официальный сайт Николая Зайцева.
обучение чтению, математике, русскому и английскому языкам

Рекомендуем прочитать

Поиск    

вселюбые словафраза

facebookвконтактеyoutubeгостевая книганаписать письмофорумподпискакак купить пособия? 

 

Глава 1 •  Деструктивные влияния современной школы на духовную сферу общества.


Базарный В.Ф.

Школьный стресс и демографическая катастрофа России

Деструктивные влияния современной школы на духовную сферу общества

1.1. Из заявлений официальных лиц.

Кто из нас хоть раз серьезно задумывался над тем, как образовывают детей в школе и дома? Знания и информация! Информация и знания! И везде — инструкции и инструкции: ты понял?!; ты должен!; так надо! Все воспитание, все образование построено на информационно-инструктивном программировании. Все-все построено на дисциплине, прилежании и послушании.

О массовом, практически всеобщем нездоровье наших людей и, особенно, молодежи и детей сегодня пишется и говорится много. О том, что здоровье детей, а в итоге и народа, год от года ухудшалось на протяжении второй половины ХХ-го столетия давно бьют в набат видные специалисты. Более того, было установлено, что главным разрушителем здоровья каждого нового поколения оказывалась школа. Этот факт признавали и признают практически все министры здравоохранения и образования. Приведем лишь малую часть таких заявлений.

60-е — 70-е годы. Один из наиболее авторитетных ученых в области школьной гигиены академик Г.Н. Сердюковская: На усталость жаловались 80 % шестилеток... у некоторых замедлился рост. Это привело к тому, что у каждого 4-го ребенка врачи отмечали изменения в сердечно-сосудистой системе1 ( И это только спустя один учебный год! — прим. наше.).

80-е годы. Министр здравоохранения академик Е.И. Чазов: За голову хочется схватиться ( до чего мы довели детей в школе! К восьмому классу болезни органов зрения выявляются в 5 раз чаще, желудочно-кишечные ( в 4 раза, а мочеполовые ( в 2 раза. Помилуйте, но ведь эти все болезни ( чиновничьи! Да-да, болезни бюрократов, ведущих сидячий образ жизни за письменными столами среди бумаг, интриг и застойных явлений. А дети-то причем?2

90-е годы. Министр образование Е.В. Ткаченко: И тут я впервые узнал, что для 7-8 летних малышей контрольная робота связана с таким же объемом стрессорных нагрузок, какие испытывает космонавт при взлете... За время обучения в школе в 4-5 раз ухудшается здоровье детей. Ясно, что физзарядкой положения не изменить. Опыт показал, что особое внимание нужно проявлять к начальным классам, ибо именно там быстрее всего теряют здоровье, зарабатывают первые психические заболевания. Значит там не та педагогика...3.

Казалось бы, услышав эти жуткие факты, люди кинутся спасать своих детей, а школа изменит не ту педагогику. Но детоубийственный конвейер продолжает по инерции раскручиваться. А министры продолжают оповещать о своих открытиях. Недавний глава образовательного ведомства В.М. Филиппов: За последние 30 лет мы почти в 2 раза увеличили нагрузку. Наш школьник стонет! И т.д....

Заметим, что все эти высказывания публиковались в массовой периодической печати. И на эти страшные слова уже никто не реагирует: ни родители, ни система образования, ни сама власть... А ведь совсем недавно все было наоборот. В начале ХХ века лишь 1-3 % юношей из крестьянских семей признавались непригодными для службы в армии. И то в основном из-за травм или редкого врожденного заболевания. Зато сегодня Постановление Правительства РФ от 25.02.2003 Nº123 Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе регламентирует — с какими недугами и заболеваниями следует комплектовать наши Вооруженные Силы...

Осенью 2003 года мне довелось работать в Абинском районе Краснодарского края. Места благодатные, климат — курортный. Но когда администрация района сообщила, что из 700 юношей призывного возраста только 3 человека более-менее годны для службы в Воздушно-десантных войсках, многие испытали шок.

Депутат Государственной Думы III созыва, в свое время заместитель председателя Комитета по обороне В.Н. Волков в многочисленных выступлениях подчеркивал: команду для современного атомного крейсера Петр Великий так и не смогли укомплектовать здоровыми юношами... Мы вступили в эпоху самоликвидации.


1.2. Страх и рабство как явления духовной деградации людей.

В течение почти тридцати лет я, как специалист по проблемам развития и здоровья детей, говорил о надвигающейся на наш народ вселенской беде. Через все доступные СМИ взывал к разуму и чувствам учителей, родителей, власти. Призывал остановить чуждый природе ребенка школьный конвейер. А главное, уже в те годы давалось объяснение: как и почему современная школа до основания разрушает здоровье каждого нового поколения. И самое главное: уже в 70-ые СМИ сообщали о нашем опыте, который позволял впервые за эпоху просвещения не только сохранить детям здоровье в школе, но и, наоборот, приумножать его по мере обучения.4

Таким образом, уже в 70-е годы ХХ-го столетия зародилась качественно новая педагогика — здоровьеразвивающая (здоровьесберегающая). Но увы — лишь мизерная часть учителей, управленцев, родителей восприняли новые подходы. В итоге год от года трагедия каждого нового поколения набирает силу. И ныне некогда один из самых жизнеустойчивых и здоровых народов планеты превратился в один из наиболее немощных и больных. А понятия здоровьеразвивающей (здоровьесберегающей) педагогики неумолимо забалтываются.

Что можно по этому поводу сказать? Если родители, видя, что их ребенок идет в школу здоровым и стройным, а через год-два становится согбенным, болезненно-бледным старичком-очкариком, не реагируют на это, то почему они думают, что о здоровье их детишек будут волноваться чужие люди, даже если они учителя и медики?! Если самочувствие детей в школах (утомление, головные боли, страх перед уроками, отвращение к учебе, а в итоге — качество развития и здоровья учащихся) не волнует родителей, то почему они думают, что эта проблема будет волновать всех остальных?!

Много раз мне приходилось выступать на родительских собраниях, куда ходят, как правило, только женщины. И когда предлагались четкие действия всех и каждого по защите детей, всегда звучал один и тот же ответ: А что мы можем сделать? Если мы пикнем, то учителя отыграются на наших детях. Ничто так не парализует волю рабов, как страх перед мифическими господами, а по сути такими же рабами! Ни к чему так не устремлены рабы, как к властвованию, даже если перед ними беззащитные дети! И нет ничего хуже, чем духовная деградация в страхе и рабстве...

Каков же итог многолетнего рабства? Бывшие школьники, отягощенные букетами хронических болячек, рожали еще более больных детей. Петля на шее народа с каждым поколением все более и более затягивалась.


1.3. Симптомы нарастающей катастрофы в просвещенной цивилизации.

В 50-60-х гг. ХХ века в западной научной литературе появились работы, посвященные глобальному кризису духовной сущности людей. На многих научных форумах и конгрессах видные специалисты в области художественно-творческих способностей заговорили о том, что у малышей угасает творческое воображение. А это функция, на основе которой мы способны воспринимать и переживать протяженность пространства и времени, в том числе и будущее время. Не случайно известный философ Б.П. Вышеславцев говорил: Сущность души есть творчество. Таким образом, без творческого воображения деградируют базовые характеристики нашего сознания.

Приведем лишь некоторые высказывания на этот счет. В частности профессор Иттен5 — известный швейцарский педагог, участница международных совещаний в Лунде (1955) и Гааге (1957), оценивая весь комплекс симптомов начавшегося процесса угасания художественно-творческих способностей у детей, заявила: человечество в своем развитии зашло в тупик.

Мадлен Вельц Пагано (1955) пошла еще дальше, утверждая, что все эти симптомы отражают невиданный в истории человечества процесс расчеловечивания людей.

Луи Машар (1955), оценивая процесс угасания художественного воображения у детей, пришла к выводу, что нас ждет трагедия — трагедия искажения духовно-психической сущности людей в современной технической цивилизации.

Тревога звучит и в словах президента общества ИНЗЕА — доктора Эдвина Зигфельда (США) и члена Совета 2-ой Генеральной ассамблеи в Гааге Озамо Нури (Япония): Чтобы ни принесло будущее человечеству, художественное воспитание по существу является единственной гарантией, что потрясенное человечество сможет укрыться от тех страшных бурь и катастроф, которые грозят поглотить целые цивилизации.

Вскоре на Западе появляются сообщения о том, что среди молодых людей все чаще встречаются такие, у которых вдруг исчезает память, а так же способность продуцировать собственные мысли. При этом у них сохраняется ситуативный операционно-расчетный интеллект. Интеллект, способный работать на основе внешней информации и инструкций, то есть зомби-интеллект.

И, наконец, в начале 90-х годов ХХ века возникает качественно новое, необычное явление — синдром физического и психоэмоционального выгорания. Он сопровождается не только упадком сил, депрессией и глубокой меланхолией. Люди вообще перестают ощущать вокруг себя жизнь как таковую. Другие люди им представляются некими безжизненными куклами-манекенами.

Заметим, что, как утверждают итальянские ученые, главной болезнью будущего станет именно депрессия. Уже сегодня 60% суицидов совершается по этой причине. Прогнозируется, что к 2020 году от депрессии будут погибать больше, чем от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний вместе взятых.

К сожалению, западная наука все эти тревожные симптомы объяснила техническим прогрессом, против которого, как говорится, не попрешь. Заметим, что бесчувственный интеллект быстро объединяется с инстинктами и становится к ним на службу.

Занимаясь проблемами школьного нездоровья, мы обнаружили, что все отмеченные выше симптомы проявляются и у наших детей. И возникают они не в связи с техническим прогрессом, а с началом школьного обучения.

О чем идет речь? Для каждого здравомыслящего человека очевидно, что поступление детей в школу — это переход с естественного для природы ребенка режима телесной активности и чувственно-моторной свободы на чуждый природе ребенка режим — режим систематического телесно-седалищного расслабления и чувственно-моторного закрепощения. А поскольку такой режим сохраняется изо дня в день на протяжении всего периода взросления, в итоге мы получаем не что иное, как чуждый генетической природе ребенка и человека, устойчивый моторно-закрепощенный, седалищно-согбенный, динамический стереотип. То есть, получаем генетически секвестрированную, косно-инерционную, обезволенную, инфантильную конституцию людей.

Но именно такой образ просвещения стал не только привычным, не только этическим, но и даже желаемым для подавляющего большинства родителей и учителей. И этот образ воспроизводства новых поколений как раз и оказался первопричиной разразившейся не только в России сверхзаболеваемости и сверхсмертности, а также психобиологической деградации просвещенной цивилизации.

Кратко рассмотрим незаметные для неспециалистов процессы, которые разворачиваются в таких условиях у каждого нового поколения.


1.4. Воспитание (образование) вне чувств и движений как механизм уничтожения жизни.

Основоположники отечественной детской физиологии (И.М. Сеченов, 1947; Н.А. Берштейн, 1968; И.А. Аршавский, 1992 и др.) показали, что на основе движений и физической активности ребенка протекает вся его органическая и духовная жизнь, поддерживающая обменные процессы и развитие.

С этих позиций переход детей на сидячий образ познания жизни — это глобальное закрепощение и подавление процессов биогенетической жизни и развития детей. В итоге — нарастание год от года явлений генетической, клеточной, органной и системной незрелости — телесной и духовной неразвитости (инфантильности). Это секвестр видовых программ жизни, угасание всех защитных сил, снижение телесной и духовно-психической жизнеспособности и, как следствие, подверженность всем колебаниям физической и микробно-вирусной среды.

Современные фундаментальные исследования свидетельствуют, что не только духовно-интеллектуальные, но и органические структуры мозга не развиваются сами в себе, сами из себя, т.е. на основе информации (знаний). Наш мозг — это итог реальной активности чувств и тела в процессе моторного освоения пространства (Н.Н. Василевский, 1979; Ю.Г. Кратин с соавт., 1982; Е.В. Максимова, К.В. Шулейкина, 1987; В.Ф. Базарный, 1991).

Вот почему воспитание детей вне реального телесно-чувственного опыта, образование на седалищах в режиме книжных зрительных тупиков — есть ситуация обратного развития (деградации) нейроэпителиальных клеток коры головного мозга! И та неумолимо нарастающая патология мозга среди образованной на седалищах цивилизации указывает на главное: данный процесс пошел...

Поэтому теории умственной деятельности не могут и не должны подменять единственно универсальную теорию развития человека — Теорию телесно-чувственного опыта и рукотворной деятельности.

Сжатый объем настоящего издания не позволяет более подробно развернуть эту понятную даже не для специалистов тему.


1.5. Воспитание (образование) обезволенного тела — путь к развитию инстинктивно-паразитического духа.

Нашими исследованиями установлено: воспитание без движения — это развитие ребенка в режиме глубокого расслабления и угасания произвольно-волевого тела. В этих условиях от поколения к поколению пространство произвольно-волевой духовной жизни всё больше заполняется инстинктивно-реактивными программами.

Наши исследования показывают, что расслабленное на седалищах тело — это тело, обезволенное в произвольных усилиях, тело, парализованное страхом (рабством). Это, в конечном счете, инстинктивно-паразитическое тело. Что же касается СМИ, то они стали своеобразными манками, облегчающими выход в пространство социальной жизни инстинктивно-паразитической стратегии поведения. Хаос, неумолимо нарастающий день ото дня вокруг нас, есть следствие жизни и деятельности людей, обладающих укорененной инстинктивно-паразитической стратегией. В конечном же счете — это стратегия самоликвидации народа. Перефразируя известное изречение Софокла Как страшен может быть разум, если он не служит людям, можно утверждать: Как страшен может быть разум, если он встал на службу своих инстинктов.


Как формируется зомби-интеллект.

Выполненными под нашим руководством исследованиями установлено: нетрудовое воспитание (образование) — это воспитание вне совершенствования произвольно-волевых, в т.ч. мыслетворческих способностей. Это угасание тех способностей, которые возвысили нас над животным миром. В результате мы наблюдаем, с одной стороны, нарастающий переход детей на ситуативный тип мировосприятия и мироотражения, а с другой стороны, мы видим переход с внутреннего мыслетворения, основанного на воображении (озарении, прозрении) на внешнее инструктивно-информационное психопрограммирование. У детей теряются способности к рождению собственных мыслей, не развивается свободный творческий интеллект. На смену ему приходит интеллект психопрограммируемый.

При существующей системе обучения только за период начальной школы творческое воображение угасает в 2 раза, пространственно-временные горизонты полета воображения — в 2 раза, образно-сюжетная целостность мироотражения — в 4 раза. При этом, информационная программируемость и формализм в мироотражении возрастают в 3 раза!6

Но современному человеку, познающему живую природу, ее цвета, запахи, звуки, образы, движения, восходы и заходы солнца, небо и звезды и многое другое не через реальные ощущения, а сквозь призму мертвых букв, цифр и схем трудно понять то, что доказали ведущие нейрофизиологи планеты, в том числе лауреаты нобелевских премий (Ч. Шеррингтон, Экклз, К. Прибрам и др.). В нашем мозге нет и не может быть никаких следов памяти (энграмм). Там нет и не может быть любви и сострадания, мужества и воли, добра и зла, красоты и прекрасного, отцовства и материнства, чувства долга и ответственности, благородства и справедливости и т.д. Доказано: сам из себя мозг не способен порождать даже собственных мыслей, которые могут и должны рождаться только на основе чувственно-образного вдохновения-воображения (озарения, прозрения). Следовательно, в мозге нет и не может быть того, что делает нас Творцами, — людьми мыслетворящими. Не случайно столетний поиск качественных отличий в тончайших структурах мозга человека и высших обезьян никаких принципиальных находок там так и не выявил.

О том, что процесс нашего мышления неотделим от активности тела, от чувств и телесных произвольных усилий, ярко в свое время показал великий И.М. Сеченов: Мышечное чувство чисто субъективно — оно доходит до сознания в форме какого-то усилия. И, наоборот: Все разнообразие мозговой деятельности сводится окончательно лишь к одному явлению — мышечному движению.

Фундаментальной наукой доказано: никакие, отрешенные от чувств и усилий тела, знания не могут стать основой стратегии социального поведения молодых людей. Только впечатлённая в детстве логика разворачивающегося во времени и пространстве причинно-следственного видеоряда есть подлинная программа поведения людей. И на это четко указывает видный специалист в области нейрофизиологии мозга К. Прибрам (1975): ...Проблема поведения является обратной стороной проблемы образа. Образ — это отражение внутри организма его окружения, а поведенческий акт — это отражение в окружающей среде того, что имеется внутри организма [ранее впечатленного — прим. наше]. И далее: Единственная возможность организма управлять собой — это что-то делать [своими руками — прим. наше], воздействовать на свое окружение.

Доказано: сам по себе вербальный, т.е. внечувственный, внеопытный, чисто информационный интеллект — это интеллект, который отключен от самого главного, что делает нас людьми — от внутреннего коллектора чувственно-образной памяти (души — на христианском языке). Это интеллект, который подключен к внешнему информационно-инструктивному программированию. Вот почему вербальный интеллект — это интеллект с отрешенными от жизни абстрактно-виртуальными, операционно-расчетными способностями. Которые постоянно требуют пожирания все новых и новых порций готовой информации...

С этих позиций вербальный интеллект — это живой паразит, который может только потреблять в неограниченных количествах рожденную другими информацию. Более того, вербальный интеллект — это живая психопрограммирующая машина. Любопытно, что теоретически обосновывая методику образования для современной цивилизации, Ян Амос Коменский назвал ее машинной дидактикой. А учителя он называл не иначе как дидактической машиной7. Коменский пишет: Естественность образования так велика, потребность в нем настолько присуща человеческой природе, что процесс образования, при надлежащем искусстве, может превратиться в машинно-образную деятельность, все в обучении пойдет так же беспрепятственно, как идут часы, приводимые в движение гирями; так же привлекательно и приятно, как привлекательно и приятно смотреть на самодействующую машину в том же роде; наконец, с такою же верностью, какую можно встретить во всяком подобном, искусно сделанном приборе. Итак, во имя всевышнего, попытаемся дать школам такое устройство, которое точнейшим образом соответствовало бы часам, устроенным самым искусным образом и роскошно украшенным разнообразными приспособлениями [курсив наш]. И далее: Даже малоспособные учителя и те по хорошему методу будут учить хорошо, потому что каждый не столько будет извлекать из своего собственного ума материал и способ обучения, а скорее будет то по каплям, то целыми струями вливать в умы юношей готовое образование, и притом готовыми и данными ему в руки средствами.

Заметим, что Коменский считал свой метод универсальным для воспроизводства интеллектуально-духовных способностей у людей: Такая выработанная дидактическая машина может быть применяема ко всему, чему где-либо учат, будет ли то в школах или вне их, к учению в церкви, дома. Повсюду, и притом с безошибочным успехом. При этом великий масон произносил многозначительную фразу: Только так мы придем к нашей цели, по иному — никогда.

Школа, живущая по законам Коменского, пропускает через себя миллионы юных граждан. Каждое поколение она учит смотреть на мир чужими глазами. Не потому ли видный немецкий ученый Вейсмантель утверждает: Открытие скрытых в ребенке, еще неисследованных творческих сил будет иметь большие последствия, чем открытие расщепленности атома.


1.7. Познание по мертвым схемам уничтожает у детей чувства жизни (живой души).

Наши исследования показали: познание действительности вне собственного телесно-чувственного опыта, вне реальностей жизни формирует специфический, отрешенный от жизни, виртуально-абстрактный интеллект. Выяснилось также, что систематическое запечатление и накопление в памяти мертвых букв, цифр, схем провоцирует у детей угасание чувства жизни, животворящего мироощущения, а в итоге — способности переживать и сопереживать всему живому.

Процесс слома и угасания живого интеллекта происходит очень болезненно, а нередко и трагически для детей. Дети ощущают нарастание некоей отрешенности (изгнанности), начинают страдать от тоски, одиночества, тревоги, эмоционального охлаждения. Если бы учителя, психологи, родители заглянули не в их биомашинный информационный интеллект, а в души, то испытали бы настоящий шок. Выполненными под нашим руководством исследованиями установлено, что 90-95% современных школьников в той, либо иной степени погружены в выше описанные душевные страдания8.

Школьник Дмитрий Карпенко из Элисты пишет в стихотворении Мрачная картина настоящего апокалипсиса:

...Город —

смотрящий трубами в небо,

Люди —

просящие денег и хлеба,

Мерзкий поток прокуренных фраз
Брызжет и стонет и льется на нас...
...Улицы — мерзлые.
Здания — старые.
Быстро проносится стая машин.
Выстрелы — слышатся,
Женщина — падает,
Тихо идущая в магазин...
...Пьяные рожи с морщинистой кожей
В небо — плюют, захлебнувшись в золе.
Жалко бредет по проулкам прохожий,
Слепо смотря и ругаясь во тьме...
...Старый вокзальчик,
Покрывшийся плесенью
лет. Пассажиры простужено ждут,
Поезд — разбился,
Разум — повесился.
Мысли сжигаются, плавятся, мрут...
...Смрадный подъезд,
Вспотевший осколками
Мыслей подростка,
Шагнувшего вниз.
Стекла все — выбиты,
Стены — взъерошены,
Пуст и печален зловещий карниз...
...Школы — разбитые детскими криками.
Вера — зарыта, безверье — поет.
Взор — освященный темными ликами,
Подлость — на троне.
Иуда — живет...
Киллеры, пейджеры, хакеры, дилеры,
Новые русские, мэры, бомжи...
Всё перемешано,
Время — потеряно,
Царство уродов, раздолье для лжи...
...Что-то взрывается,
Где-то рождается
Новая жизнь.
Кто-то умер сейчас.
Кладбище — ширится,
Век наш — кончается.
Господи Боже, помилуй всех нас...

А Антон Куницын, студент МГИМО, продолжает этот поэтический крик прозаическим: Чизбургеры, гамбургеры, фри, молочные коктейли — я ненавидел Макдоналдс! Но приходил туда каждый день. Быть может, только для того, чтобы, глядя вокруг на довольные жующие рожи, убедиться в том, что не один ты являешься шлаком, который наша планета с удовольствием похоронила бы в самых глубоких своих недрах.

Эти благополучные ребята чувствуют грязь жизни и, как могут — словом, борются с ней. Но миллионы — уже смирились...

В целом, выполненные нами исследования позволяют утверждать: воспитание (образование) детей на основе обезжизненных ощущений, вне собственного телесно-чувственного опыта — это процесс формирования внутреннего чувствилища, потребного в наркотиках. По сути, вслед за зомби-интеллектом нас ждет формирование наркоинтеллекта. На этом в истории цивилизованного человечества можно будет поставить точку...

Итак, с переходом на мертво-обездвиженную школьную жизнь у детей угасают защитные силы, жизнеспособность, душа. Перед нами — трехглавый дракон из народных сказаний.


1.8. Вербальная школа — школа тягучести времени.

Специалистам хорошо известно, что концептуальной основой строительства отечественной школы является вербальная (левополушарная) доктрина. Спрашивается: кто и на каком основании отключил от учебного процесса эмоционально-образное творческое правое полушарие?! Еще в 80-е годы Председатель Государственного Комитета народного образования Г.А. Ягодин был убежден, что в такой школе детям учиться совершенно неинтересно. Вот некоторые положения из его выступления: Я хочу вместе с вами еще раз проанализировать проблему трудных детей с точки зрения интересов этого трудного ребенка, всего общества и с точки зрения интересов учителя.

Мы знаем, какой для большинства детей праздник, когда они первый раз идут в школу. Но многие из нас знают и другое: что порой через 2-3 недели ребенок в школу идти не хочет. И доля таких детей увеличивается от класса к классу.

Я недавно был повергнут в шоковое состояние. Телевидение пригласило меня встретиться с победителями телевизионного марафона. Приехали 50 победителей — детей со всего Союза. Я начинаю с ними разговор, задачи даю, они быстро решают, хотя задачи и неординарные. Стихи знают — Блока, Брюсова. Словом хорошие, умные и развитые ребята. А потом я их спросил: Есть ли среди Вас кто-нибудь, кто без удовольствия посещает школу? Все подняли руки! Я был просто ошарашен. Может вы меня не поняли? — говорю. — Без желания кто в школу ходит? Встает один (!) мальчик и говорит: Знаете, в некоторые дни все-таки бывает, что с желанием. Это ведь страшно — та система отторжения, нелюбви, а иной раз и ненависти к школе учеников, а порой и родителей. Родитель, вызываемый в школу, идет туда очень часто как на муку. Мы тут должны что-то делать9.

По данным Г.А. Ягодина, в наших школах так организован учебный процесс, а учителей в педагогических вузах подготовили для работы с детьми таким образом, что более чем 90 % школьникам в храме знаний совершенно не интересно.

Но если бы учителя, родители, руководители образования задумались хоть на миг: организация учебного процесса детей вне их мотивов, интереса, вне реального дела — это погружение их духовной сферы в невыносимое томление духа, переживание тягучести времени. На языке психиатров — это пограничное патопсихическое состояние (фрустрация). Часто дети спасаются от духовной бессмыслицы затяжкой сигареты, бутылкой пива или более крепким напитком, а некоторые тянутся к радикальному средству — наркотикам. А для тех, кто не приемлет все эти лекарства от тоски, зачастую остается единственный способ — шагнуть в никуда с 13-го этажа. Дорогую, очень дорогую цену мы заплатили за свою слепоту.


1.9. Технико-скоростное обучение чтению и его последствия.

Современная школа уже давно не только отбросила свои прямые профессиональные задачи по формированию у детей базовых функций тонкой произвольной (психической) моторики (рисунок, пластический почерк, уверенная диалоговая речь, осмысленное чтение и т.д.), но и подключила детишек к секундомеру. Именно механическое прочтение количества слов в минуту стало в соответствии с письмом Минобразования (от 19.11.98 Nº1561/14-15) главным критерием Контроля и оценки результатов обучения в начальной школе.

Итогом же такого обучения является погружение детей в хронический стресс, истощающий гормонально-эндокринные, а в итоге и генетические программы видовой жизни, истощающий все системы жизнеобеспечения. Что же касается того, что в этих условиях происходит с духовно-психической сферой, то на этот вопрос отвечает другое письмо Минобразования РФ (Nº220/11-12 от 22.02.99). В нем четко сказано, что к концу первого класса нарушения в психике наблюдаются у 60-70 % детей. А впереди — еще 9-11 лет такой умопомрачительной дидактики...

Нашими исследованиями установлено, что обучение детей чтению под секундомеры — это процесс, когда моторный язык бежит впереди образно-смыслового сопровождения. В результате — расщепление сигнального левого полушария от образного правого. В психиатрии такое расщепление определено однозначно — шизофренизация. Видный отечественный детский психоневролог В.И. Гарбузов по этому поводу давно бьет тревогу: Мы говорим о другом, об опасной тенденции чрезмерно раннего (до пяти с половиной лет) обучения чтению, письму, математике, иностранному языку, шахматам, музыке по нотам, обучению на дисплее, игре со сложными электронными устройствами. Буквы, цифры, ноты, схемы вытесняют образы, подавляют образное мышление... Детскую непосредственность, интерес к живой природе подменяют абстрактным, отвлеченным, что ведет к шизоидной интоксикации.

Выполненные под нашим руководством исследования показали, что при постоянной работе в режиме скоростей, дети погружаются в глубокое внутреннее напряжение (стресс). В этих условиях у многих возникают все признаки разрушения (распада) воображаемых мыслеобразов на фоне периодического заклинивания (затемнения) сознания (синдром каталепсии). Именно в такие моменты дети (подростки) способны на любые аффекты, в т.ч. лишать себя и других жизни...

Имея такую школу, можно ли удивляться спору ученых: у 80 % или у 100 % старшеклассников выявляются психические нарушения!? Дети взрывают школы, кончают жизнь самоубийством в связи с учебными проблемами, организуются в стаи, чтобы громить все на своем пути, нанимают киллеров, чтобы убивать учителей и родителей за то, что они гонят их в школу (все эти факты из открытой печати). Удивительно то, что наши молодые люди пока не взорвали весь белый свет. И если мы не остановим школьный конвейер безумия — это, похоже, уже не за горами.


1 Известия, 24.11.1991.
2 Семья, № 6, 1989.
3 Медицинская газета, 01.11.1995.
4 Медицинская газета, 18.04.1979.
5 Здесь и далее цитируется по: Лабунская Г.В. (1965).
6 М. А. Ненашева, 1998.
7 Здесь и далее цитируется по: Каптерев П.Ф. (1982).
8 Горячева Н. Г.
9 Семья, №6, 1990.

Публикации •  • Базарный Владимир Филиппович, Школьный стресс и демографическая катастрофа России

Внимание: использование данного материала только с письменного разрешения «Методики Н.Зайцева»
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru HotLog LiveInternet