Автор Тема: Мысли об образовании: новые и не очень...  (Прочитано 2519 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Виктория Ку

  • Душа форума
  • *****
  • Сообщений: 1182
    • Женский
Дорогие друзья!

Не так давно попалась в руки книга, которая определила ход всех моих мыслей о Другом образовании. Не скажу, что книга ответила на все мои вопросы. Скорее, наоборот: породила их столько...  :tmi: Но, как утверждает автор книги, образование и мышление начинаются именно с конфликта и вопроса.
 Итак: Рустам Курбатов "Попытка другой школы"

Давно взяла себе за правило читать с цитированием. Это мой цитатник: мысли, которые потрясли до глубины души. Может, пригодятся и вам.

Пусть эти цитаты станут своеобразным подарком всем форумчанам в честь наступающего 1 сентября.
Пиршества духа вам в новом учебном году!

РУСТАМ КУРБАТОВ "ПОПЫТКА ДРУГОЙ ШКОЛЫ"

« «А по какой программе работает ваша школа? Математика по Морро или по Петерсон? Чтение по «Живому слову» или по « Бунееву»? Говорю какие-то общие слова. Я не знаю, «по какой программе» работает наша школа.

В нашей школе уроков как таковых нет. И программы курса тоже. Есть разные Интересные Дела: которые предлагает учитель или сами дети.»

В жизни границ между предметами нет. Придуманную задачку по математике надо записать – это русский язык. Подготовить доклад о кошке – это чтение и письмо. Литературный театр – это чтение, и письмо, и рисунок, и музыка.

Ребенок встает утром с постели не потому, что «надо идти в школу». Он идет в школу, потому что его там ждут Интересные Дела!

Задача взрослого – угадать, пред-угадать, что он действительно хочет, и что ему по-настоящему интересно. И строить всю «программу» от этого.

Русский язык: газета о жизни класса, переписка с учениками другого класса (другой школы), страница на сайте с новостями для родителей, вопросы к настольной игре, сценарии спектаклей по литературе, задачи по математике, газеты по истории и естествознанию, стихи, сказки, романы...

Математика: математические игры и головоломки, измерения расстояния (площади, размеров...), взвешивание различных предметов, деньги (цены, сдача...) и т. д.

Литература: инсценировки, написание собственных шедевров – рассказов, стихов, фантастических повестей; чтение любимых книг – чтобы потом рассказывать о них другим; фильм и книга; спектакль и книга...

Естествознание и История: доклады на самые разные темы, «Путешествие на Машине времени» в другие эпохи, история семьи; экскурсии, поездки, выходы в лес; аквариум с рыбками, морская свинка – живой уголок в классе.

Потому что главная работа. Ради неё ребенок идет в школу. Ведь это не развлечение – настоящая учёба.

Если вы будете говорить пятилетнему ребёнку, что ему «надо научиться читать», что «он должен» - готовьтесь, через десять лет Вам писать за него сочинения по литературе. Потому что ни «Мёртвые души», ни «Евгения Онегина» не прочитает подросток, который в детстве не испытал чувства радости – почти физиологического – от прикосновения к книге.

Когда ребенок (человек, вообще) делает что-либо хорошо? Тогда, когда он хочет это делать. Мы не знаем, что такое «хочет», какова природа «интереса» но ясно одно, что по природе ребенок активен и любознателен,  а лень - лишь результат его «перегрева» учебой. Вместо того, чтобы заставлять и организовывать, оценивать и наказывать, нам надо дать ребенку возможность делать то, что он хочет,  дать ему право выбирать работу - дать свободу, одним словом. И  научиться использовать эту природную силу - детский Интерес. При каких условиях ребенок (человек, вообще) может научиться делать что-либо? Тогда, когда он делает это сам. Не смотрит за работой другого человека, не слушает его объяснения,  а делает сам. Делает посильную ему работу, а если надо, обращается за помощью. Только так можно научиться рисовать, лепить, решать математические задачки, хорошо писать, читать книги - научиться думать, одним словом. И вместо того, чтобы читать ребенку лекции и заставлять его слушать ответы одноклассника у доски, надо дать ему возможность работать. Самому себе или по маленькой группе, с соседом по парте.

От слов учителя: «Ты сам можешь выбрать себе работу...» некоторые вздрагивают. Для ученика, привыкшего к тому, что в школе он исключительно «должен», эта фраза имеет большой терапевтический эффект.

Карточки имеют ещё одно преимущество перед упражнениями в учебнике. Ребёнок радуется новому учебнику только первую неделю сентября – карточка не успевает надоесть. Учебник пугает своей бесконечностью – карточка дает возможность получить быстрый результат.

Учитель из лектора и контролёра превращается в организатора и помощника (менеджера, если угодно). Его задача – дать ученикам возможность работать (гарант рабочей обстановки на уроке) и оказывать помощь, если это потребуется.

Читать, писать, считать – слово «читать» стоит первым в этой триаде.
Это бесспорная ценность образования.
То, что всегда было предметом гордости нашей школы!
И особого внимания со стороны родителей.
Как мы радуемся, когда ребенок начинает узнавать буквы.
Гордимся, что смогли научить его читать до школы.
Беспокоимся по поводу результатов проверки «техники чтения» - не медленно ли читает?
Следим, чтобы непременно каждый вечер на час он брал в руки книгу. Выключаем телевизор – «пошел бы лучше почитал!»
Берем с собой в отпуск книги, по «списку на лето».
Понятно, что навык чтения – основа успеха по всем предметам.
Но дело даже не в прикладном значении.
Если ребенок читает – значит, будет хорошо учиться, слушаться родителей, станет «приличным человеком». Все у него в жизни будет хорошо.
Если не читает?.. Почти мистический страх при мысли об этом.
На чтении держится наше представление о культуре.
И что же?
Если быть честным, надо признать, что дети «не читают»
Не то чтобы вообще не читают – а не хотят и не любят.
Читают настолько, насколько строго спрашивает учитель. И насколько настойчиво спрашивают родители.
Конечно, виной тому – телевизор или компьютер. Вот, нашли виноватого. Раньше (когда не было компьютера), читали – а сейчас не читают.
Школа вступила в эпоху конкурентной борьбы с компьютером за ребенка.
Причина проста: играть в компьютер интересно.
Интерес!
Иначе – банкротство и распродажа активов!

И это чувство радости, удовольствия – на физиологическом уровне закрепляется в сознании ребенка, как нечто, связанное с книгой.
Не ремень и не пятерка, а удовольствие – вот он, «условный рефлекс» на чтение, выработанный в первом классе. Можно надеяться – надолго.

Но мы не знаем, что чувствует ребенок, «просто» переживающий текст.
Он ничего не говорит? Не может сформулировать мысль?
Может, это и хорошо. Потому что настоящая мысль – больше чем слова.
Красивые слова убивают чувство.

Речь не о том, чтобы в начальной вообще отказаться от школе «анализа». Анализ литературной формы возникает сам по себе, от детского удивления. Это написано смешно. А здесь почти слезу утираешь. Как удалось писателю рассмешить меня или заставить плакать? Почему какие-то тексты оставляют равнодушным, а какие-то нет? В чем секрет? Рифма, ритм фразы, повторы, какие-то особенные слова.  Как  сделан этот текст? С этого и  начинается литературоведение. Конечно, мы не произносим это слово и не пользуемся другими умными терминами -  мы просто наблюдаем за текстом и пытаемся понять загадку его воздействия на нас.

Как будто заглядываем через приоткрытую дверь в мастерскую писателя: что он делает там? Какие инструменты лежат на верстаке? Может, он знает какие-то хитрости? Зачем все это? Чтобы освоить эти приемы и использовать их. Чтобы писать самому! Сказки, рассказы, пьесы...  И ставить их в школьном театре! Вот зачем надо  «заниматься литературоведением», чтобы овладеть секретами письма, писать самому и играть то, что написал.

Что должен знать по истории семилетний человек? Пока историки спорят об отличиях формационного подхода от цивилизационного, попытаемся дать простой и очевидный  ответ на вопрос: в первую очередь, это история своей семьи. История своей маленькой жизни: первые воспоминания, самые запомнившиеся события... историческое время становится чем-то близким и осязаемым.  История семьи: родителей, бабушек и дедушек,  дат их рождения, степени родства, семейные легенды, фотографии, о том, какой была жизнь, когда им было семь лет... Пространство истории о расширяется: от собственной биографии - к истории семьи, рода... Назад... где ты родился: что здесь было лет 20, 50, 100 лет назад...

ПРЕПОДАВАНИЕ ИСТОРИИ: 30 ЛЕТ СПУСТЯ

 30 лет назад ученики должны были твердо знать, что производительные силы определяют производственные отношения. При этом они с трудом могли назвать имена десятка русских князей. Современные учебники предлагают семиклассникам выучить генеaлогическое древо князей Шуйских и Стародубских, а также Меровингов, Каролингов, Капетингов и Тюдоров. Какая разница, что учить? Для них нет разницы что учить: марксистские формулировки или имена членов Боярской думы. И то и друтое для подростка в одинаковой степени лишено смысла. Иван III, декабристы, народники даже в преподавании самого талантливого педагога больше, чем учебный материал, который «проходят» или «изучают".  Проходят будто бы это что-то неподвижное, лежащее у дороги: «А теперь посмотрите направо..." Изучают - термин почти патологоанатомический. Учитель входит в класс: «Запишите, дети тему урока: Образование Русского централизованного государства... " Для него, взрослого человека и профессионала, эта тема, может, и имеет какое-то значение. Какое значение? Понимание закономерностей процесса? Знание актов, связная монологическая речь, установление причинно-следственных отношений - в этом ли смысл? Да, - если мы верим в весь этот государственный стандарт и готовы  - силой! вбить этот "минимум» в голову силой! А если не готовы вбить?
Вот тогда-то и надо сделать шаг в сторону. И понять, что смысл истории не в знании фактов и процессов, и не в «знаниях» вообще. Смысл  - в умении думать. Отвечать на вопросы в конце параграфа, заполнять таблицы, сравнивать и сопоставлять-разве это не означает «думать»? Нет-потому что, ответы на такие «Вопросы", как правило, уже известны -надо только вспомнить, что поэтому поводу говорил учитель или что было написано в учебнике, надо быстро и правильно изъять из запасников памяти соответствующую фразу. Такой процесс можно назвать скорее словом «припоминание», нежели «мышлением". Для мышления вредны не только готовые ответы но и «готовые вопросы». Если мы хотим, чтобы ученик на уроке действительно думал, надо, чтоб он мог сам видеть проблему и ставить вопрос.

Нужна ли методика в педагогике сотрудничества? Предвижу иронию, но все ж. Или достаточно просто «интересного рассказа» и добрых отношений?
Слово «методика» отдает старыми педагогическими журналами, хранящимися в пыльных методических кабинетах. Хочется сдать это все в макулатуру – и просто идти к детям.

Каждая тема начинается с видеофильма: и в 5, и в 9 классе – лучше один раз увидеть... Фильм по силе воздействия – вне конкуренции.
Выключайте свет – смотрим фильм! «Открыли тетради, записали тему урока: вспомнили, что вы знаете...» - этого не надо.
Просто
Смотрим
Фильм.

Память, эрудиция – еще не ум. Память хранит информацию, мышление выстраивает связи между отдельными «единицами хранения». Начало мышления – непонимание. Каждый раз, когда новая информация попадает в мозг, человек соотносит ее с тем, что он знал и думал до этого. Если конфликта нет – это просто загрузка памяти. Если что-то не укладывается – только тогда начинается движение.
Поэтому, мы учим ученика «непониманию» - учим задавать вопросы.

ОБЩИЕ ПРАВИЛА ПУТЕШЕСТВИЙ. 

Это лишь пример. А вся школьная программа истории  - сотня подобных "путешествий". Есть ли какие-то общие «правила» для них? Вместо сухого учебника и объяснения материала - яркие истории. То, что производит впечатление на ребенка, будит чувства и мысль. Эта информация в разных формах: видеофильм, рассказ учителя, текст источника, фрагменты из книг, энциклопедий, экскурсии. Важен не просто «хороший пересказ текста" -ребенок должен пройти через непонимание и несогласие, чтобы по-настоящему понять и согласиться. Поэтому ученики сами формулируют вопросы к тексту. Важно, что даже в рамках жесткой программы есть возможность - пусть незначительная, но выбора: книги, жанра текста в Бортовом журнале. "фронтальной работы» немного: большая половина времени работа индивидуальная и групповая. И, ребенок понимает смысл того, что делает наконец. Он знает, что его текст будет напечатан, что он отправится в " десант» к ученикам  начальной школы. Принуждение сведено к минимуму. Все остальное – зависит от ситуации: сколько часов длится Путешествие, всегда ли есть видеофильм, интересный документ, карточки с заданиями, всегда ли нужен рассказ учителя, удается ли по окончанию работы сделать Бортовой Журнал...

Может ли волновать история 15-летнего человека? 7-8-летнего – да: рассказы о египетских пирамидах, строительстве Китайской стены, крестовых походах. Ученика 10-11 класса – да: подготовка к Единому экзамену, поступление на юридический факультет института бизнеса и маркетинга. А подростка?
Когда исчезло уже детское любопытство, но еще не сформировался взрослый прагматизм? И вместо того, чтобы говорить, что «они» не хотят, не интересуются и читают только глянцевые журналы – давайте подумаем о том, что «мы» сможем сказать на уроке уже не ребенку, еще не взрослому – этому странному существу пубертатного периода. Подростку.
Может, их «нежелание» и «неинтерес» - реакция на несовершенство и неискренность школьной программы. Может, просто Природа таким образом бунтует против застывших форм того, что мы называем знанием, образованием? Ведь сколько говорили, что гуманитарные науки, история в первую очередь, должны быть обращены к человеку, ориентированы на «развитие личности», способствовать «формированию мировоззрения». И что же? Те же программы, те же требования. Причем тут «человек»?

Десять лет учебы: две тысячи часов изучения языка, 3-4 километра упражнений в тетради, - и неспособность написать страницу текста «от себя»... Почему родной язык, легкий и естественный для дошкольников, становится чужим языком: вызывающим неприятие и тревогу?

Государственная программа! Мы за ней, как за каменной стеной – не страшны ни критика, ни инновации. Это – система, из которой отдельные элементы не выбросишь, а выйти за ее пределы никто не смеет. Государственная программа! Звучит почти как «государственная безопасность».

Ребенок любит рисовать: «Вот, посмотри, что я нарисовал!..»
Он не может молчать, переполнен чувствами и словами: «Слушай, я тебе расскажу...»
Есть еще одна потребность, страсть. Это письмо.
При условии, что речь идет не о переписывании упражнений или написании изложений.
Писать – это выражать себя.
Писать о себе, своих чувствах, мыслях, фантазиях.
Стоп! Это невозможно...
Сначала надо научиться писать правильно – а пока будем разбирать слова по составу...
Не писать, пока не научишься писать.
Молчать, пока не научишься говорить.
Стоять, пока не научишься бегать.
Не дышать, пока...

Учитель входит в класс. Тема урока – игра в футбол: траектория движения мяча, давление внутри камеры, психология общения в команде. Сдадите экзамен по теории – пойдете на поле...
Русский язык учим именно так.
Мы не изучаем родной язык: не учим детей ни говорить, ни писать на нем.

Зачем нужны запятые, если к концу школы человеку уже сказать будет нечего?


Сколько сил, нервов, слез, сколько тетрадок порвано и брошено в ведро – чтобы был красивый почерк, чтоб в суффиксах отглагольных прилагательных он ставил одну (или две?) «Н».
Мы ж не требуем, чтобы выпускник школы пел как Паваротти.
Абсолютная грамотность – удел великих писателей и Розенталя.
Пусть будет несколько ошибок – лишь бы писал!
К чему весь этот сарказм?
Чтобы увидеть абсурдность ситуации.

Вот школьное изложение. Писать то, что не думаешь. Говорить о том, о чем нечего сказать.

Тема, за которую единогласно проголосовали шестиклассники – «Я критикую». Что мне не нравится в школе... Почему нет уроков на улице? Почему задают так много домашнего задания? Почему в столовой не дают на обед жареные пельмени?
- Разве это развитие речи? И это после того, как мы учили  их писать  о любимом литературном герое и описывать интерьер комнаты...
Одно преимущество таких текстов – но важное! – они правдивые. Ребенок пишет то, что думает. А не восхищается осенним лесом, используя список слов с доски.

Лучше сейчас, в 11 лет, проговорить и прописать о бутиках и глянцевых журналах – чем остаться с этим на всю жизнь.

Текст – это не только возможность быть искренним и думать о других людях, это еще и возможность думать о самом себе. Где еще и когда будет такой шанс – без нравоучения, вскользь и незаметно говорить о важном для подростка, говорить о смысле?

Лучше ничего не писать – чем писать по заданию. Лучше вернуться к исходному, нулевому уровню – и ждать, пока возникнет потребность письма. Не только письма – потребность что-то делать вообще.

Мы говорим «жажда познания». Жажда – это когда пить хочется, сил нет терпеть. Жажда знания – когда тебе не дают, а ты хочешь. А в школе?

Когда в школе мы видим детей активных на уроке и (о!..) честно выполняющих домашнее задание, стремящихся к знаниям и умиляемся этой картине не обманываем ли мы себя? Действительно ли им интересно? Или они хорошо играют роль прилежных учеников? Слушают команды, выполняют операции, работают,  думают одно, говорят другое. Но за этих учеников не страшно: они научились сопротивляться и жить в школе своей жизнью. Хуже с отличниками кого учителя смогли вышколить. Если спросите этих детей, нравится ли вам в школе, интересно ли-скажут: да, нравится, интересно... Вот они, трудные дети. Дети, для которых не существует «хочу» и «не хочу». Дети, которые не доверяют своим ощущениям... Они честно выполняют работу, прилежны и усидчивы, им «нравится» учеба.
Нравится не по что она им по нраву. Просто выработан рефлекс: за это действие наказание, а за награда. Организм стремится избежать неприятных эмоций и хочет поощрения. Организм адаптировался к среде. Да, их немного. Но ведь такой ребенок - Это идеал школы. Его фото висит на доске почета, в конце года он получает грамоту за отличные успехи и прилежание, а после 10 лет если здоровье позволит и медаль. Франсуаза Дольто, известный французский психоаналитик: «Хорошая адаптация ребенка к школе  - первый симптом невроза».  В нашей школе,  если ученику не интересно он может сказать: мне не интересно. Если он не хочет что-то делать, он говорит: я не хочу. И здорово.




Сумел дитя родить - сумей и научить.

Оффлайн Виктория Ку

  • Душа форума
  • *****
  • Сообщений: 1182
    • Женский
Re: Мысли об образовании: новые и не очень...
« Ответ #1 : 29 Августа 2015, 15:32:18 »
ВЫЙТИ ЗАМУЖ

    Первый урок английского языка для учеников первого класса и учительница, чтобы пробудить интерес,  начинает с вопроса: а зачем мы изучаем английский язык? Разговор получился. Дети отвечали искренне: «чтобы говорить и писать... чтобы книги читать..» Ну а для чего говорить, читать» учительница  подталкивает мысль первоклассников. «Ну, чтобы выйти замуж за иностранца ..." - отвечает  одна девочка. А остальные как-то взбодрились не по-школьному,  видно, эта мысль понравилась им... выйти замуж за иностранца - девочки. Получать много денег -  мальчики. Вот он, интерес и мотивация! Когда мы говорим, что учеба - игра, а серьезный труд, когда мы прощаемся с интересом, как с плюшевой куклой детства-с чем остаемся? Как мы тогда ответим на вопрос ученика «зачем»? О чем будем говорить с семилетним ребенком? О смысле жизни, о поступлении в институт? Это причина провала подростковой школы. Маленький ребенок играет. Старшеклассник готовится к ЕГЭ. А подросток? Которому мы сказали, что игра это несерьезно, а думать об экзаменах через 5 лет у него не хватает усидчивости? Пустота. Остаются лишь глянцевые журналы.

Интерес это для маленьких. А я уже взрослый! Учеба должна быть серьезной. Учителя должны быть строгими. Спрашивать строго.  Требовать, давать знания. Мне это пригодится.  Я поступлю в хороший вуз. Буду финансистом... Выйду замуж ...

Все больше в школе «трудных детей»: за торможенных и расторможенных, ленивых и просто хулиганов. Детей, которые открыто уклоняются от школы, ничего не боятся и ничего не делают.
Нам-то что делать? Родители требуют: будьте строже, требуйте...
Это правильно. Но признаем, что «уклонистами» становятся нормальные и живые дети, которые просто не достаточно послушны и усидчивы. Они не могут сидеть и слушать, если им неинтересно и если они не понимают, зачем все это надо.
Задачи о бассейне с двумя трубами, изложения о родной природе, процесс огораживания в Англии 16 века – как это пересекается с жизненным опытом ребенка? Разрыв с реальностью – сказали бы психологи. Ощущение этого разрыва, неосознанное, - причина подросткового протеста против Школы.
Что остается? Или: «ты должен... надо стараться... Поставлю незачет», или попытка понять, что действительно интересно подростку, какая работа имеет для него смысл, - попытка возвращения к реальности.


ЗА СИЛЬНУЮ ШКОЛУ!
Привычная школа заквашена на насилии.
 В явной крики, угрозы, вызовы родителей. Или в скрытой - еще хуже - увещевания, попытки воздействия.
 Дело не в том, что ученики плохие или учителя злые.  Дело в природе школы.
 Дело в системе.
Системе, которая может работать только при условии внешнего принуждения.
  Поэтому слова «сильный учитель»  - высшая оценка профессионализма преподавателя. Если ты работаешь в школе, нужна сила!
Чтобы сдержать натиск детской энергии.
И заставить ребенка делать то, что он не хочет делать.
 Но чтобы он думал при этом, что делает это добровольно.
 Здесь слабым делать нечего.
Только сильные учителя могут держать дисциплину в классе.
Только сильные учителя могут добиться результата.
Только таких учителей любят дети и вспоминают с благодарностью после школы.
Слова «школа заквашена на насилии» - это не оскорбление.
Это констатация факта.
Система не работает без применения силы, направленной на ученика извне.
То есть – без насилия.

Оценки ставить противно.
Противно видеть в глазах детей страх возможного наказания за двойку.
Слушать их уговоры «спросить еще раз» и «не ставить тройку».
И совсем невозможно видеть их «счастье» от полученной пятерки.
Противно и пошло.
Попробуйте неделю-другую не ставить оценок – и сразу все станет на свои места. Если ученикам будет интересно то, что вы говорите – они будут слушать. Если нет – никакой силой не заставишь.
Без оценки вы не сможете их заставить сидеть недвижно 20 минут и слушать ответ товарища у доски. Без оценки вы не сможете объяснить им необходимость учить наизусть правила и орфограммы. Отказ от оценки вскроет всю фальшь и неестественность того, что мы делаем.
Вот тогда нам придется думать не только об оценках – но и о содержании образования.

Ребенок хочет сильных ощущЕний. Ему интересно все: он любит смотреть в окно, разглядывать картинки, слушать страшные сказки и смешные истории. и что в школе? Вместо интересных истории параграфы и резюме вместо опытов-графики и формулы; вместо свободного пользования род ным языком-синтаксис сложноподчиненного предложения; вместо наблюдений за природой Таблица Менделеева. Если мы хотим настоящего сотрудничества с учеником, мы должны говорить с ребенком на его языке чувств и ощущений. Чтобыпонять что-либо, взрослый человек (тем более, ребенок!) должен это УВИДЕТЬ и ПОЧУВСТВОВАТЬ. Синтез чувства, зрительного образа и словесного определения и есть настоящее по Ребенок хочет, чтобы его тр имел РЕЗУльТАТ. деятельность, активность в природе ребенка Когда он ма- ленький ему надо лазать, бегать, прыгать, разбирать и собирать ИГРАТЬ. Когда становится взрослее важно, чтобы игрушки деятельность стала серьезнее и имела результат. Который можно подержать в руках, показать друзьям, похвастаться перед родите- лями. Это же естественно: что-то делал и вот что получилось, вот результат В чем же результат детского труда? Решение нестандартной задачи по математике, написание своего текста по литературе, проведенное исследование-по физике, химии или биологии, воображаемые диа логи с человеком другой эпохи по истории... Все детские ше ры-употреблиню это слово без иронии убликуются в школьном журнале или, к примеру, записываются на видео.
Ребенок хочет ДУМАТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНО. Ребенок любит задавать вопросы. «Как? Почему? Зачем?» есте ственное для него любопытство. Которое, yвы, проходитуже в первых классах. В школе все готовое: и вопросы, и ответы остается слушать, запоминать, повторять. Настоящее сотрудничество, настоящая «школа для ребенка-это школа, где учитель не дает готовых ответов. Он лишь подводит ученика к непониманию и удивлению вопросу. Вопрос должен задать сам ученик: если нет вопроса и не на что отвечать... Без удивления не может быть настоящего мышления Ребенок хочет ОБЩАТЬСЯ Подросток ходит в школу, чтобы общаться, учиться-это в дело. И что ж? Десятиминутные перемены и редкие записочки ВОТ что остается для общения Если мы хотим строить «школу для ребенка», мы должны дать ему возможность говорить на уроках то есть работать в группах. Такая работа может занимать до половины учебного времени.
Ребенок хочет УСПЕХА.  Успех  - чувство, что «я могу», «у меня получается» - это здоровый допинг для нашей нервной системы. Без этого никто-ни взрослый, ни ребенок, -  работать не будет. Почему ж в школе так много «неуспешных учеников»? Они не хотят учиться? Это не так: каждый хочет и неравнодушен к похвале. Любой ребенок хочет узнавать новое, до тех пор, пока ему не скажут: один, другой, третии раз, что он не может: не может решать задачки, писать грамотно сочинять свои истории... Чтобы не разрушить его веру в свои силы, чтобы поддерживать в классе постоянную «ситуацию успеха», школа должна отказаться  от "единых требований». В некотором смысле, для каждого ученика должна быть своя «Мерка». Каждый ученик должен получать посильное ему задание и положительную «оценку» в случае его выполнения,  Такова «программа переговоров» со стороны Ребенка. Хорошо организованный труд, самостоятельное мышление, радость от работы-но разве мы, взрослые, хотим чего-то другого?  Поэтому школа, построенная на этих основаниях, - Это не просто "школа для ребенка». Это школа общего языка диалога-Взрослого и Ребенка. Это пространство, где соединяются два потока: детский Интерес и Мышление как главная ценность взрослой культуры. В таком случае оценка не нужна. Ее даже не надо специально отменять никаким приказом или положением.  Об оценке просто некогда ни ученику, ни учителю думать. Как же «текущий контроль» и «итоговый результат»? Сборники творческих работ ученика. Это самые интересные работы ученика за четверть или шедевры. В печатной форме или на видеопленке.
ПРОЩАЙ, ОРУЖИЕ! Да, школа заквашена на насилии. И главный инструмент насилия - это оценка. О каком сотрудничестве идет речь, когда за спиной автомат? Сначала разоружение, сотрудничество Но отказ от применения силы ставит другую проблему-необходимо изменить саму природу Школы, продумать заново содержание и методы образования. И только после этого мы сможем совсем отказаться от пятибалльной оценки и   устрашения, оставив за собой лишь один метод воздействия на ученика. Воздействия Словом. И вот тогда мы скажем с облегчением: «Прощай, оружие!»

Домашнее задание, каждый знает – самое тягостное и бесполезное занятие. У нас ученик может сам решать: будет ли он читать, смотреть, писать дома – или прямо на «уроке», в библиотеке или  коридоре.
МЕДЛЕННЫМ ШАГОМ Нормальный директор нормальной средней школы скажет: это утопия и буржуазная блажь. Подумаешь, двенадцать человек в классе. Думаю, то же самое можно сделать и с тридцатью. В некотором смысле в государственной школе даже проще, там дети более послушны и усидчивы. Но не нужно революций. Нельзя сегодня прийти и сказать: ты идешь в библиотеку, ты в коридор, ты печатаешь, ты  записываешь, а вы работайте в паре. Будем двигаться потихоньку.  Начинать с очень простых вещей. Сотрудничеству и умению работать в паре надо учить-так же как, к примеру, учат математике. Обычный  параграф. Пусть не круглый стол, а парта. Пусть Сережа и Катя сидят за этой партой. Сережа читает первую главу параграфа,  Катя вторую. Через пять  начинают пересказывать друг другу прочитанное. Это то, что обычно и происходит сучениками на перемене, когда троечник подходит к отличнику и говорит: «Слушай, быстренько за две минуты расскажи мне содержание параграфа. На некоторых уроках мы это в школе легализовали и возвели в ранг официальной методики. На самом деле, это очень полезная вещь и именно с этого нужно начинать. Здесь нет ничего революционного. Просто-у нас сегодня урок, работа в парах. Первый сосед слева рассказывает соседу справа, что он прочитал. Или вот так. Параграф прочитан. Учитель задает какой-нибудь хитрый вопрос на обсуждени по любому предмету, от химии до истории. Но задает его не одному человеку у доски (и не всему классу!) Задать вопрос всему классу все равно, что задать вопрос одному: тому, кто ответит первым), а группам детей. Есть в классе 7-8 пар или групп, и каждая получает вопрос и 3-4 минуты на обсуждение.
И только потом можно приступать к более сложным вещам. Некоторых учеников – отпустить в библиотеку или коридор, чтобы они читали тексты. Но только тех, кто может это делать, в ком ты уверен.

Самое главное - постараться выразить все в одной фразе: довести до ученика мысль: "Это нужно не мне. Не нам, учителям и родителям - а тебе! Образование - это твое дело".

Напомню старую педагогическую притчу (дети, не обижайтесь!) о том, что можно отвести коня на водопой, но нельзя заставить его пить. Я, как учитель, могу отвести тебя к самой чистой, вкусной, сладкой воде, по самой красивой дороге, но пить... Пить ты  будешь сам...

Я бы учился в такой школе.
Сумел дитя родить - сумей и научить.

Оффлайн Виктория Ку

  • Душа форума
  • *****
  • Сообщений: 1182
    • Женский
Re: Мысли об образовании: новые и не очень...
« Ответ #2 : 29 Августа 2015, 15:39:12 »
О впечатлениях от книги трудно даже говорить... Есть ощущение, что автор вытащил наружу все заветные мысли из самых потаенных уголков души. Заставил заново прожить и вспомнить период своего школьного детства. Что пережили, испытали, но не осознали до конца. Говорят, у детства есть свои защитные механизмы... Или, только так говорят?...

Помимо эмоций и восклицательных знаков в книге предлагаются и конкретные идеи о том, как организовать Другую школу. Как вести Другие уроки истории, русского языка, литературы. Как работать с текстом, нужны ли упражнения в орфографии и т. д.
 Пока в стадии конспектирования.
Сумел дитя родить - сумей и научить.

Оффлайн Carcadoo

  • Любитель форума
  • **
  • Сообщений: 80
    • Женский
    • Ленинградская обл.
Re: Мысли об образовании: новые и не очень...
« Ответ #3 : 17 Сентября 2015, 00:40:47 »
Виктория, спасибо за то, что поделились. А как книга попала к Вам в руки? Во всех известных мне Интернет-магазинах отсутствует.

Оффлайн Лира

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 18
    • Женский
    • Кемеровская область г.Ленинск-Кузнецкий
Re: Мысли об образовании: новые и не очень...
« Ответ #4 : 19 Сентября 2015, 20:50:09 »
Виктория, спасибо за то, что поделились. А как книга попала к Вам в руки? Во всех известных мне Интернет-магазинах отсутствует.
В интернет-магазинах действительно нет. Я заказала книги непосредственно у Рустама Курбатова через его страницу в фейсбуке

Оффлайн Виктория Ку

  • Душа форума
  • *****
  • Сообщений: 1182
    • Женский
Re: Мысли об образовании: новые и не очень...
« Ответ #5 : 22 Сентября 2015, 07:34:12 »
У лицея "Ковчег XXI" есть свой сайт и почта. Ребята откликаются сразу. Вся литература у них есть. Можно приобрести непосредственно у автора.
Сумел дитя родить - сумей и научить.

Оффлайн Виктория Ку

  • Душа форума
  • *****
  • Сообщений: 1182
    • Женский
Re: Мысли об образовании: новые и не очень...
« Ответ #6 : 22 Сентября 2015, 07:35:56 »
Преподавание гуманитарных предметов по Курбатову
  • Фильм (спектакль, поход в театр, музей, экскурсия)

  • Тексты по теме
       А) чтение (взаимоизучение, взаимообучение)
       Б) аналитика, осмысление, беседа
       В) озаглавливание
       Г) рисуем образы
       Д) подготовка доклада, проговаривание

  • Самостоятельный текст
       А) свой наборный учебник
       Б) публикация
           — газета
           — журнал
           — сайт, блог и т д.
Сумел дитя родить - сумей и научить.